Белорусская свинина

    154

    Как бы ни хотелось белорусской стороне доказать обратное, но заявление  Россельхознадзора о вынужденных ограничительных мерах на ввоз продуктов питания из Белоруссии – не внезапные «санкции», а закономерное продолжение уже довольно долго существующих проблем с поставками.

    Что случилось на самом деле

    По заявлению главы Управления внутреннего ветнадзора нарушения ветеринарно-санитарных норм при поставках мясной продукции из Белоруссии приобрели уже систематических характер. Речь идёт о зараженной африканской чумой свинине, которая, по словам Владимира Шевкопляса,  вовсе не является белорусской, а завозится транзитом из третьих стран. Российской стороне удалось установить всю цепочку: свинина, поступающая к нам из Белоруссии, приобретается в странах ЕС, а разделывается и заново фасуется на черногорских предприятиях, не имеющих даже необходимых сертификатов, откуда и отправляется в Белоруссию для поставки в РФ.

    Глава Управления  российского ветнадзора при внешнеторговых операциях Владимир Менякин утверждает, что белорусской стороне уже не раз сообщали об обнаруженной контрабандной сети, но меры приняты не были, и зараженная свинина с черногорских предприятий, но с «новыми», белорусскими этикетками, продолжала поступать в РФ.

    Казалось бы, в чем проблема? Есть специальная программа «Веста», обеспечивающая полную прозрачность результатов лабораторных исследований, причем на любом этапе движения продукции. Кроме этого, Минск давно мог подключиться к общей для стран ТС системе сертификации и отслеживать движение своих поставок с помощью электронной спецсистемы «Меркурий», без проблем устанавливая и откуда груз, и где, когда и кем производилась его переработка, перекидка или переупаковка. Как ни странно, ни одним из этих предложений официальный Минск не воспользовался.

    Несимметричный ответ Минска

    article782_1

    Безусловно, все основания для приостановки поставок свинины у Россельхознадзора есть. Тем всё более странной выглядит реакция Белоруссии – Президент Лукашенко, открыто спекулируя на теме «нарушения уже имеющихся соглашений», грозится ответными мерами, вплоть до выхода из EAЭС. Достаточно странный повод для таких заявлений, тем более что заключенные соглашения вряд ли предусматривали ввоз зараженного мяса и отсутствие реакции российских  санитарных властей на прямую угрозу здоровью граждан и опасность эпидемии с непредсказуемым результатом.

    Да, официально Белоруссия не поддерживает ни одной антироссийской санкции, но с другой стороны – никогда не забывает и о своих интересах – например, не признавая независимость Абхазии и Северной Осетии. То есть, Минск проводит весьма независимую политику, и обижаться на стандартные меры безопасности со стороны РФ у него нет никаких оснований. Тем более, изначально являясь членом выгодного для всех EAЭC, с января этого года начавшего, наконец-то, свою полномасштабную работу.

    А если причину поискать?

    с помощью системы «Меркурий» российской стороне удаётся устанавливать реальное происхождение не только свинины и не только мяса, но и рыбы, фруктов, овощей и т.д.,

    Кстати, именно с помощью системы «Меркурий» российской стороне удаётся устанавливать реальное происхождение не только свинины и не только мяса, но и рыбы, фруктов, овощей и т.д., поступающих к нам из Евросоюза через Белоруссию.

    Специалистам абсолютно очевидна переориентация в Белоруссию поставок всех товаров, импорт которых запрещен Россией в рамках антисанкционных мер. Так, например, прямые поставки норвежской сёмги в Россию составляют не более 20% прежнего объема, тогда как в Белоруссию – выросли более, чем в шесть раз. Это вполне объясняет тот факт, что эта рыба практически в тех же масштабах, что и до санкций, присутствует в российских магазинах. Конечно же, это было предсказуемо, ведь Белоруссия не вводила антисанкций, аналогичных российским, становясь тем самым лучшим посредником для продолжения сложившихся торговых отношений.

    Как известно, разрешено всё, что не запрещено. Соответственно, бизнес нашел способ сохранить прежние объемы (но не цены!) поставок, причем совершенно законно. Как всё работоспособное, схема очень простая – «подсанкционный» товар поступает из страны-производителя в Белоруссию, где немедленно «меняет происхождение», т.е. на него просто ставятся новые маркеры и наклеиваются новые этикетки. После этого, сопровождаемый уже новыми документами, товар спокойно отправляется в Россию под видом поставки из страны-члена ЕАЭС, т.е. – на максимально льготных условиях.

    Бизнес понять можно – заключение долгосрочных контрактов потребовало, в своё время, немалых усилий, по одним из них получены отнюдь не дешевые банковские гарантии, по другим – произведены крупные предоплаты. «Рабочие», т.е. успешные и прибыльные контракты, терять жалко. И любой здравомыслящий коммерсант не станет сворачивать бизнес, не убедившись в абсолютной невозможности его продолжать.

    С первого взгляда, можно понять и Лукашенко, не желающего терять прямые выгоды от такого «транзита». Однако, мы видим, что заявление Россельхознадзора родилось явно не внезапно и не на пустом месте и касается только одного, действительно опасного для употребления в пищу вида продукции. Так что причину чрезмерно эмоциональной реакции Минска на российский запрет следует, видимо, искать в какой-то другой области разногласий с Кремлем – скорее всего, политических.

    ПОДЕЛИТЬСЯ