ЕАЭС. Прочувствуйте разницу.

    117

    Стараниями как наших, так и зарубежных либералов, обвинение России в имперских амбициях давно стало общим местом – не подлежащим сомнению с одной стороны и не заслуживающим, по большому счету,  внимания с другой. Не избежала «имперской» трактовки и новая, только в этом году, появившаяся ассоциация – EAЭС, которую ее противники упорно путают с уже не существующей EврAзЭc. В мае этого же, 2015-го, года к Евразийскому экономическому союзу (Россия, Беларусь, Казахстан и Армения) присоединится Киргизия. А это уже не только 180 млн. потребителей на общем рынке, но и сотни, тысячи новых возможностей для граждан всех стран-участников, которые могут теперь выбирать более подходящую работу, социальные выплаты или место для бизнеса на территории практически всей Евразии.

    Империя империи рознь

    Империя империи рознь

    Нельзя не заметить, что империя в либеральной риторике фигурирует как абсолютное зло, но почему-то никто не обращает внимания на то, насколько они разные. Так, если сравнивать с западом, в Российской империи не было ни невольничьих рынков, ни заморских колоний. А если – в противовес охоте на рабов – вспомнить присоединение Сибири казачьим атаманом Ермаком, то из первоисточников хорошо известно, что все малые народы (манты, хансы, шорцы и т.д.) этого края дружно предпочли российскую государственность вольной, но слишком опасной и тяжелой самостоятельной жизни.

    В не таком уж далёком советском прошлом республики нисколько не уступали центру в уровне жизни, а часто и превосходили его по всем параметрам. При этом никто не посягал на национальную самобытность народов (язык, культура, религия, традиции), более того – их развитие активно стимулировалось. Что говорить – ещё при Иване Грозном значимое место при царском дворе занимала и татарская знать (Кугушевы, Тенешевы, Измайловы и др.), и грузинские князья (Джемаль-Эддин). А если просто оглянуться вокруг и оценить количество межнациональных браков и интенсивность миграции, то понятно – найти «чистокровного имперца» в нашей стране невозможно.

    Если же сравнивать с вечно погрязшей в религиозных войнах Европой (крестовые походы, Реформация и т.д.), то в России всегда уживались люди всех вероисповеданий – православные храмы спокойно соседствовали и с мечетями, и с дацанами. Именно религиозная терпимость, исторически присущая России, оберегала её от кровавых «Варфоломеевских ночей». Но и в то далёкое время восприятие России европейцами было не лестным – «варвары». Удивительно, что история так никого ничему и не учит.

    Экономическая интеграция: история вопроса.

     Экономическая интеграция: история вопроса.

    Но нет дыма без огня. Экономическая интеграция давно не новость – в мире создано уже около ста её вариантов, хотя на слуху только самые крупные из них: Евросоюз, северо-американская HAФTA и южно-американский Меркосур.

     

    Внутри таких ассоциаций могут свободно перемещаться не только люди и капиталы, но и товары, услуги, технологии и т.д. Это ведет как к росту ассортимента, так и – в первую очередь – к невозможным в рамках обособленных стран возможностям каждого отдельного человека. А неизбежно растущая конкуренция, по идее, должна снизить цены. Но опыт показывает, что не всё так просто. Потенциальный рост возможностей не всегда компенсирует потерю самостоятельности – иначе как объяснить выход из Евросоюза Шотландии, состоявшей в нём сорок лет, постоянные протесты Греции, критику ЕС французскими (Мадам Ле Пен) и другими политиками? Дело в том, что член ЕС обязан выполнять общие для всех решения, не всегда учитывающие национальные интересы. Мог ли кто-то подумать, что наступит время, когда солнечная Болгария будет закупать помидоры? На практике вступление в ЕС ведет к росту цен, остановке (в лучшем случае – грубой диверсификации) производств и неконтролируемому притоку мигрантов, не заинтересованных в развитии приютившей их страны, но зато очень рассчитывающих на её социальные гарантии. К примеру, во Франции на сегодня уже более 4 млн. граждан, прибывших из ассоциированных с Евросоюзом стран – Марокко, Алжира, Туниса. Без продуманной политики и опыта ассимиляции встреча настолько разных цивилизаций часто не просто проблематична, но и опасна. Мало того, пример так и не вступивших в ЕС, но стабильно процветающих стран (Норвегия и Швейцария), заставляет уже вступивших задуматься, насколько оправданы потери и велики приобретения.

     

    Особенности евразийской интеграции.

    Особенности евразийской интеграции.

    Среди мировых интеграционных систем евразийство всегда стояло особняком. В чем же разница между европейскими колониальными империей и Россией?

    Сначала определимся с понятиями. Под Евразией сегодня понимают не просто факт географии, т.е. просто материк, пусть и огромный. Это, прежде всего, определенная концепция «суперцивилизации», разработанное в 20-х годах прошлого века мыслителями первой волны эмиграции. Евразийство подразумевает принадлежность Западу и Востоку в равной степени, но сторонники этой концепции имеют в виду только часть континента, для которой характерна близость религиозных взглядов, традиций, культур и прочных политических связей. Минимизируя противоречия и синтезируя достижения Востока и Запада, евразийство может оказаться единственно реальной силой в будущем – именно за счет своей изначальной способности к органичной интеграции. Если по Гумилёву, то евразийство следует понимать как союз славян, татар и монголов. Он считал, что существует особый евразийский этнос, где славяне органично смешаны с татаро-монголами и угро-финнами на территории теперь уже бывшей Российской империи.

    Концептуальное и идейное наследие евразийцев очень богато ( Толстой, Бердяев, С.Булгаков, Карамзин, Соловьев, Тютчев, Гоголь и т.д.). Но все они в итоге сходились на понимании евразийства как:

    • сильного государственного начала в качестве не только двигателя, но и основного источника прогресса,
    • идею силы и ценности как основополагающую,
    • приоритет общественных интересов над личным эгоизмом, а вечных ценностей – над сиюминутной выгодой, при этом в качестве цели постулируется достижение жизнеспособного баланса между «чистой экономикой» и нравственными ориентирами,
    • личную ответственность избираемого главы государства за стратегию,
    • разумное сочетание частной и государственной собственности,
    • формирование органов исполнительной власти «сверху вниз» (та самая вертикаль).

    Исходя из сказанного, понятно, насколько важно, что российскую государственность формировали  не «понаехавшие» за лучшей долей иммигранты, а родившиеся и веками живущие здесь люди. Русские, казахи, армяне, белорусы, якуты и т.д. имеют исторический опыт не только общежития, но и государственного строительства.

    Украинский урок.

     

    Без всякого сомнения, жаль, что Украина добровольно исключила себя из исторически оправданного цивилизационного процесса. Но гораздо большее сожаление вызывает националистическая «составляющая» её пути к европейским ценностям. Последствия жесткой зацикленности нации на своей «самости», которые мы наблюдаем сейчас, в истории не редкость. Всем стоит запомнить, что кровавая цена «особости» чрезмерна для пары-тройки расхожих идей и набора сиюминутных выгод, чаще всего мнимых.

     

    Но важнее понять и запомнить другое.  Несмотря на то, что любая экономическая интеграция по определению направлена на экономику, цивилизационный аспект гораздо важнее. Россия долго пыталась вовлечь Украину в Таможенный Союз как льготными ценами на газ,  так и практически безвозвратными займами и кредитами, честно стараясь не влиять ни на политику, ни на идеологию соседнего государства. А в это время на Украине переписывались учебники истории, создавались тренировочные центры для будущих боевиков и всеми способами внедрялись совершенно чуждые Евразийству идеи и ценности. Надо сказать, что переформатирование сознания прошло успешно – сегодня украинская молодежь абсолютно уверена, что Россия давным давно является врагом и поработителем их свободолюбивого народа, главное в жизни – комфортное существование, а мир и процветание всегда приходили с Запада. Именно юные «бандеровцы», абсолютно уверенные в своей правоте, положили начало майдану. В рамках одного-двух поколений изменить сложившуюся дикую ситуацию кардинально получится вряд ли, но выводы сделать можно и нужно.

     

    Если мы хотим видеть ЕАЭС не только формой экономического сотрудничества, но и способом мирного, дружественного сосуществования всех входящих в него наций, начинать надо с общей политики образования и культуры, формирования базовых приоритетов у подрастающего поколения. Иначе все усилия, приложенные для успешности проекта, будут потрачены впустую – никакая экономика, как ни бились сторонники «невидимой руки рынка», никогда не сможет заменить людям мечты.

    ПОДЕЛИТЬСЯ