Страховка от страха

    245

    Тема войны становится почти привычной, а ведь ещё недавно казалось, что уроки истории хорошо усвоены и третья мировая невозможна по умолчанию.  Но достаточно  вспомнить последнюю версию  «Национальной военной стратегии» США, провозгласившей видение Белым домом своих врагов и ближайших угроз, где России все так же отводится место страны, угрожающей миру вместе с Ираном и Китаем. Как бы ни пытались СМИ отвлечь внимание от мирового лидера в экспорте войны, но не заметить преобладание военной тематики в речах американских лидеров просто невозможно. Со временем становится очевидна вся тупиковость такой позиции – стремление навязать свою волю как единственно возможный путь развития не только не решает цивилизационных проблем, но усугубляет их. Заметно нежелание США сменить если не позицию, то хотя бы тактику – видимо, идея порабощения инакомыслящих любой ценой остается там востребованной.

    Отличной иллюстрацией такого типа мышления послужило выступление Джозефа Данфорда (июль 2015 г.) на слушаниях в Сенате, предшествовавшее его официальному назначению на должность главы Объединенного комитета начальников штабов – то есть,  всего американского генералитета, исторически консультирующего своего президента не столько по вопросам достижения мира, сколько – по способам ведения войны. Россия, по мнению Данфорда, в списке угроз лидирует, в  целом же от его речи создается впечатление, что США угрожают со всех сторон, только американца заняты делом, а весь мир охвачен враждебностью и т.д.  Данфорд – между прочим, действующий командующий корпуса морской пехоты США, ранее возглавлявший Международные силы содействия безопасности в Афганистане – подкрепляет свои выводы… предчувствиями,  на основании которых делаются и заявления о военной агрессии РФ. Ссылаясь на опасность России как  ядерной державы, Данфорд выступает за поставку украинцам летального оружия. И можно было бы только развести руками, если бы эта риторика не распространялась по миру с поразительной скоростью.

    А что же мир?

    img2-article1395В тот самый момент, когда американский конгресс пересчитывает своих врагов, на другом конце земли, в Уфе, лидеры Азии, Евразии, Африки и Латинской Америки собрались для участия в конференциях БРИКС (включает Бразилию, Россию, Индию, Китай, ЮAP), ЕАЭС (Евразийский экономический союз) и Шанхайской Организации сотрудничества (ШOC).

     

    Приветствуя представителей разных стран, президент России В.В. Путин призвал всех к взаимному уважению и честному партнерству, на основании которых только и возможно поступательное развитие мировой экономики.  О том же – о  необходимости мира, стабильности и углубления партнерства между странами, направленного в первую очередь на защиту общих интересов – говорил и лидер КНР Си Цзиньпин. В отличие от претендующих на безупречное состояние дел США, страны-участники не пытались выглядеть оплотом стабильности и процветания уже сейчас. Ведь как раз реальная оценка каждой сферы деятельности – залог успешного решения имеющихся в каждой из них проблем, если в основе сотрудничества лежит доверие и взаимовыручка.

    ЕАЭС – парашют для бесстрашных?

    img3-article1395Казалось бы, экономика – не слишком подходящий повод для аналитических выкладок на предмет менталитета участников, но опыт говорит об обратном. ЕАЭС – убедительная модель сплоченности, позволяющая избежать не только страха перед не  слишком  очевидным будущим, но и зависимости от «участия» западных доброжелателей в нем. Чтобы понять принципы Содружества, достаточно вспомнить о русской соборности – и дом всем миром строить проще, и пожар тушить.  Возможно, со стороны помощь России действительно выглядит как «плата за вступление», но реально – это фундамент отношений, строящихся на приоритете общих интересов.

    Так, в качестве (якобы) неформального условия выведения авиабазы США из киргизского аэропорта Манас была разработана целая программа  помощи со стороны РФ. Если изучить её, хотя бы рамочно, становится очевидным, что для решения тактической задачи  по базе программа избыточна, зато хорошо объяснима с позиций стратегического сотрудничества:

    • выделение 200 млн. $ для оснащения пограничных пунктов по требованиям ЕАЭС,
    • строительство Верхнее-Нарымского каскада ГЭС (6 млрд. КВт/ч дополнительной электроэнергии, чего хватит не только на решение зимних проблем, но и на экспорт),
    • создание специального Российско-Киргизского фонда развития (1 млрд. $, 24 ноября 2014 г.) для модернизации экономики Киргизии, уставной капитал которого (500 млн. $) планируется сформировать за счет российского бюджета до конца 2016 г.,
    • выкуп газотранспортной системы Киргизии российским Газпромом с целью обезопасить ее от перебоев поставок газа, нередких в свете напряженных отношений с Узбекистаном (планируемые инвестиции в отрасль 70 млн. $),
    • выделены деньги (13 млн. $) даже на усовершенствование системы школьного питания, и т.д., и т.д.

     

    Средства фонда планируется потратить на адаптацию киргизской экономики к условиям ЕАЭС, направляя их на развитие жизненно важных отраслей – жилищного строительства, горнодобывающей, металлургической, обрабатывающей, текстильной, швейной и т.д. промышленности, сельского хозяйства, торговли, транспорта. Оценив диапазон решаемых за счет партнерской помощи проблем, несложно понять, что речь идет не о разовой плате за лояльность, а именно о взаимовыгодном сотрудничестве на долгие годы. Но ведь оказание финансовой поддержки странам, где есть геополитические интересы у помогающей стороны – не редкость в современном мире? Да, не редкость, и разница, как всегда – именно в нюансах. 

    Вольному воля: прочувствуйте разницу

    img4-article1395Вроде бы достаточно вспомнить бюджет США на оказание помощи среднеазиатским странам, в т.ч. Киргизии, или Грузии. Однако, разбираясь в особенностях отношений с каждой из «опекаемых» стран, легко понять, какой именно была в каждом случае плата за оказываемую поддержку – размещение военной базы, «бархатная» революция с последующей интеграцией интересов, аргумент в сырьевой войне или что-то ещё. Так или иначе, неизбежным спутником «опекаемых» становится страх – как минимум, потерять эту поддержку, а как максимум –  национальную самоидентификацию и/или свою экономическую независимость.

    В отличие от западных благодетелей, Россия не требует от своих партнеров ни подчинения, ни смены политического режима, ни каких-либо еще болезненных шагов. Речь идет именно о взаимовыгодном сотрудничестве, долгосрочной защите интересов друг друга и понимании проблем каждой из сторон. Так. помощь Армении и Киргизии была необходима по определению, без этого нельзя было изменить сложившейся ситуации ни в политике (размещение американских баз), ни в экономике этих стран. По большому счету, без серьезной поддержки и вхождение этих стран в ЕАЭС было невозможно (оборудование границ, испытательных лабораторий, сертификационных центров и т.д.). Но, кроме очевидных плюсов таких отношений, нельзя не заметить еще один – не менее, а возможно, и более важный. Уверенность в подставленном партнером плече – это единственно возможная на сегодня страховка от страха затеряться в жестоком современном мире, это та самая уверенность в завтрашнем дне своих стран, без которой нет смысла ни строить долгосрочные планы, ни принимать принципиально новые решения. Именно благодаря доброжелательной уверенности друг в друге стран-участниц можно спокойно говорить о реальных перспективах и БРИКС, и ШОС, и ЕАЭС.

    ПОДЕЛИТЬСЯ