Перспективы Таможенного Союза

    396

    Пока внимание всей неравнодушной мировой общественности приковано к украинским событиям, дистанция и между остальными странами бывшего СНГ, явно старающимися отмежеваться от России,  неуклонно растёт. Это в первую очередь касается партнеров по ЕАЭС, а также ряда стран, только собирающихся вступить в Содружество. И, как бы ни пытались западные аналитики объяснять сложившуюся в нём ситуацию модными идейными соображениями, причина трений – в разном понимании взаимной выгоды «партнеров» при отстаивании своих геополитических  и экономических интересов.

    И снова «нас обманули»

    Если общая направленность претензий к России ещё понятна, то найти логику в каждой конкретной ситуации противостояния не представляется возможным. Так, на законные санкции Роспотребнадзора по поводу зараженной белорусской свинины, Лукашенко, вместо того, чтобы принять элементарные меры безопасности, грозится выйти из Таможенного Союза вообще. В свою очередь, Казахстан планирует ввести эмбагро на подешевевшие в связи с кризисом российские товары (ряд пищевых продуктов, нефтепродукты, автомобили и автомобильные аккумуляторы), мотивируя это тем, что цена по многим из этих позиций ниже казахской себестоимости. При этом Астана оборудует приграничные пропускные пункты и сертификационные центры за счет российских грантов ($200 млн.). Белорусский премьер Кобяков жалуется (Совмин ЕАЭС) на недостаточность информации о переговорах России с ВТО, что не мешает Минску закрывать глаза на транзит европейских товаров, попавших в РФ под «антисанкции». И хотя сейчас Лукашенко уже не скрывает, что 170-миллионный рынок сбыта для десятимиллионной Белоруссии – безусловное благо, но за фоном большинства претензий к России по-прежнему остаётся его знаменитое: «Фактически нас обманули». А реальные действия участников ТС говорят, скорее, о том, что Содружество воспринимается ими как гарантия льгот и преференций, а не декларируемое на словах равноправное партнерство.

    Гости из будущего

    По мнению  т.н. «теневого ЦРУ», как часто называют организацию Stratfor, текущая ситуация – только начало череды потрясений, которые ждут. Украину в ближайшие годы. Очевидно, что, как минимум, нестабильность грозит и другим государствам EAЭС.  В своём «Прогнозе на десятилетие» Stratfor пишет, что будут предприняты попытки вернуть  Западу (Венгрия, Польша, Румыния) территории, перешедшие к России в прошлом – в первую очередь, речь идет именно об Украине и Белоруссии. Ожидается, что лидером антироссийской коалиции будет Польша, под контроль которой в первой половине этого десятилетия попадёт не только Украина, но и Молдавия. А во второй половине антироссийский альянс распространит свое влияние на восток и будет всячески способствовать переформатированию российских границ. В первую очередь речь идёт об Одессой области (крепость Четатя Албэ, ныне Белгород-Днестровск) и о Буковине, с 1940 года являющейся местом компактного проживания венгров и румын (пакт Риббентропа-Молотова). Не стоит забывать и о претензиях Варшавы на некоторые белорусские территории. Таким образом, получается, что сегодняшние разногласия – лишь предвестники достаточно сложного для славян будущего. Кроме того, Stratfor считает, что Россия будет не в состоянии контролировать и Северный Кавказ, а дестабилизация коснётся также и Центральной Азии.

    Кто виноват

    При всей его неоднозначности, далеко не радужные для России прогнозы западных аналитиков не стоит игнорировать, особенно учитывая существующее положение дел. После стремительного обвала рубля сработал пресловутый «принцип домино» — началось падение национальных валют практически всех стран постсоветского пространства. Если падение гривны ещё можно объяснить другими причинами, то почти одновременное снижение курсов таджикского сомони, молдавского лея и киргизского сома связывают именно с политикой России, прежде всего – внешней. Перед угрозой девальвации оказались и самый устойчивый к потрясениям казахский тенге, и валюта страны, экономика которой стоит на нефти ЕАЭС – азербайджанский манат. Первым же сигнал бедствия подал белорусский рубль, в связи с чем многие аналитики считают оправданной недружественную России риторику Лукашенко. К неблагоприятным тенденциям следует отнести и явную нестабильность внутри стран Содружества – оппозиционные выступления в Армении, внесение Молдавией в число главных национальных угроз Приднестровья, где вот уже 20 лет российские миротворцы поддерживают мир, и т.д. При этом Кишинёв явно стремится идти в форватере Киева – служба безопасности запросила в Парламенте особые полномочия для предотвращения возможных действий, направленных на нарушение территориальной целостности Молдавии (задержания, прослушивание телефонных переговоров, скрытое наблюдение и т.д.). По желанию Кишинева координацией всех действий в урегулировании приднестровского конфликта будет теперь не Москва, а – Киев. Однако, можно даже не сомневаться, что и Молдавия, и Украина постараются в любом случае выторговать себе сегмент российского рынка.

    Что делать

    При таком развитии ситуации ТС воспринимается не столько как экономический базис интеграции, сколько уютный клуб по интересам для лидеров входящих в него стран. В итоге, следует сделать вывод – единственной весомой причиной для сохранения отношений с Россией становится для стран СНГ возможность остаться на российском рынке. А единственным разумным направлением развития – усиление экономической составляющей как внутри самой России, так и в рамках Таможенного Союза.